Такое не забывается

6 марта 2020 г.

В 1939 году, - рассказывает Сергей Тимофеевич, - я принимал участие в боях на Карельском перешейке и в группе по освобождению народов Западной Украины и Белоруссии. В 1940 году меня ожидала большая радость – мне было присвоено звание сержанта. Через некоторое время я демобилизовался и прибыл на родину в деревню Подлосинка. Не прошло и года, как началась война с фашистской Германией.

Вскоре нас мобилизовали и  отправили на фронт. Первое мое боевое крещение состоялось под небольшим городком Ельня. Нас перебросили на Северо-Западный фронт, где меня впервые ранило. После выздоровления я был направлен на Южный фронт.

Хорошо помнится бой за деревни Шаровку и Мирное. Под покровом ночи пробиралось наше отделение  к вражеским позициям. Заметив нас, фашисты открыли пулеметный огонь. Со связками противотанковых гранат подкрадывались мы к вражеским огневым точкам, уничтожая их. В тяжелом бою эти деревни были освобождены.

Особенно мне памятен день, когда наши войска захватили радиостанцию. Фашисты не ожидали внезапного нападения. В короткой схватке они были расстреляны, и нами была взята радиостанция. За этот бой меня наградили медалью «За отвагу».

В 1942 году я был принят в члены КПСС. Не щадя своих жизней, мы с боями продвигались к Днепру. Первого октября наш 529 полк держал оборону на его левом берегу южнее Киева.

Однажды мне было дано задание, наладить связь с форсировавшей Днепр, нашей ротой. Под ураганным минометным огнем тридцать раз исправляли связь, погружаясь в холодную воду. Реку мы форсировали без потерь. Наши части укрепились на правом берегу, а меня в этом бою контузило.

Очень часто вспоминается мне эпизод из фронтовой жизни в районе Киева, Василькова, Святошина и Борщевки. В этих районах были большие скопления гитлеровцев и военной техники.

Командование 529 полка дало указание перейти линию фронта. Выполнять задание отправили 25 человек, в том числе и меня. Нас переодели в гитлеровское обмундирование. После этого, мы разбились на несколько групп, по три человека в каждой. Девять дней мы были в тылу врага, передавая командованию разведданные.

Вскоре наши войска разгромили эту вражескую группировку. Двадцать пятого октября 1943 года мне было присвоено звание Героя Советского Союза.

(Из воспоминаний Героя Советского Союза

С.Г. Ивашурова «Ленинец» 1967 год.)

 

 

Жизнь не прошла мимо

В освобождении населенных пунктов нашего района от немецко-фашистских захватчиков принимала участие бывшая 173-я дивизия, в которой служил поваром житель деревни Фомино Рожков Федор Яковлевич. Не думал Федор Яковлевич, что ему придется в суровые годы войны быть в родных краях. А было это так.

В 1942 году дивизия, освобождая деревню за деревней, продвигалась по направлению Мещовск – Зайцева Гора. С болью в сердце, с грустью на душе смотрел Федор Яковлевич на родные леса и поля, на сожженные и разрушенные деревни, на плачущих стариков и старушек, на осиротевших детей, на измученных женщин.

Огромной радостью для него стала встреча с близкими и знакомыми в Старых Холмах. Но все равно неспокойно было на душе у Федора Яковлевича. Не мог смириться он с тем, что в Фомино находилась его жена с тремя ребятишками.

Правда он понимал, что повар – это тоже солдат и оттого, как он приготовит, зависит настроение всего подразделения. Но знал Федор Яковлевич и другое. Ведь он местный и ему здесь знаком каждый кустик, каждая тропинка, а потому отсиживаться на кухне он больше не мог.

Федору Яковлевичу хотелось поскорее изгнать фашистов из родных мест, лично бить их пулей, гранатой, не давая врагу покоя ни днем, ни ночью. Желание его о посылке на передовую сбылось. Он был зачислен в отряд разведчиков. Все подступы, ведущие к Зайцевой Горе, усиленно охранялись фашистами, а во что бы то ни стало надо  было изучить оборонительные позиции, огневые точки, план их действия, - все это можно выполнить при условии связи с жителями Фомино.

Первое боевое задание Федора Яковлевича в отряде разведчиков заключалось в том, чтобы нехожеными тропинками Шатинского болота, в районе между Зайцевой Горой и деревней Калугово под мостом пересечь Варшавское шоссе и проникнуть в тыл врага.. С поставленной командованием задачей Федор Яковлевич справился. Группа разведчиков расположилась в окрестностях Калуговского озера для выполнения дальнейшего задания. По возможности привести «языка» тоже входило в задачу разведчиков. На долю Федора Яковлевича выпало проникнуть в деревню и связаться с кем-нибудь из местных жителей.

Ему повезло. Он встретился с Куликовой Е.К.. От нее частично узнал о количестве немцев. Весть о том, что фашисты угнали его жену и детей, как ножом поразила воина

С еще большей ненавистью он мстил врагам, проявляя отвагу, мужество, героизм. Не жалея ни сил, ни здоровья, не считаясь со временем солдат-разведчик выполнял одно задание за другим. Не раз приходилось рисковать жизнью, но он не дрогнул. «Смерть за смерть, кровь за кровь» - стало девизом Федора Яковлевича. При освобождении родной деревни он был ранен.

Отшумели бури войны. Федор Яковлевич вернулся в родные края. Трудился на восстановлении своей деревни, помогал разыскивать адреса без вести пропавших, ухаживал за братскими могилами.

В один из летних дней 1947 года Федор Яковлевич прогуливался по лесу, вспоминая о пережитом. Вдруг его внимание привлек полуистлевший труп. Сняв шапку, он подошел к останкам, внимательно осмотрел: это был советский солдат. На нем он нашел трубочку, в которую был вложен листок с адресом. Труп принадлежал москвичу лейтенанту Емельянову, останки которого были подобраны и захоронены в братской могиле.

Так Федор Яковлевич помог матери найти место гибели и могилу сына…

Сейчас Федор Яковлевич работает кочегаром пекарни в совхозе «Фоминский».

(«Ленинец» 1967 год.)

 

 

Земляк – Александр Шкурков.

Большую и очень нужную работу проводят красные следопыты Мосурской восьмилетней школы. Они ведут розыск героев, участников минувшей войны, налаживают тесный контакт с теми, кто остался живым, а те, кто погиб – с их родственниками.

Недавно ребята, как редчайшую реликвию, приобрели для своего «Уголка боевой славы» вырезку из фронтовой газеты за 1942 год. В ней рассказывается о бесстрашии и мужестве Александра Васильевича Шкуркова – их земляка, ныне проживающего в одном из сибирских городов.

Копию вырезки ребята переслали нам, и мы с удовольствием предлагаем ее нашим читателям:

«По полю, заросшему густой порыжевшей травой, взрытому воронками от снарядов и мин, полз человек. Шел бой. Земля гудела и содрогалась. Над полем черным фонтаном взлетали комья, поднятой разрывами земли. Срывая травяные стебли, звеня проносились пули. Но человек полз, как будто не замечая боя. Его мучила жажда, от напряжения сводило руки и ноги, лицо покрылось пылью и капельки пота, стекая, оставляли на лбу и щеках матовые полоски.

Вокруг был враг. То справа, то слева мелькали серо-зеленые шинели немцев.

Бой начался утром. Пьяные фашисты несколько раз бросались в атаку, чтобы прорвать нашу оборону. Но, встреченные губительным огнем, они откатывались назад. Особенно хорошо действовали минометчики Александра Васильевича Шкуркова. Он сам корректировал стрельбу, отмечал отличные попадания по телефону, похваливая бойцов за отличную работу.

Разъяренные неудачей, немцы бросили на этот участок 45 танков.

- Работайте. Настал момент отличиться – передал лейтенант по телефону.

И минометчики работали на славу, мины сыпались как из автомата. В это время порвалась связь, и одновременно лейтенант Шкурков услышал позади себя гулкие очереди немецких автоматов. Им удалось прорваться где-то справа, и серо-зеленые шинели их были далеко позади него. «Обошли, сволочи! Нужно пробираться к своим», - подумал Шкурков. Захватив телефон, лейтенант пополз. Он полз уже больше часа. Иногда останавливался, чтобы передохнуть и сориентироваться в обстановке. В голову надоедливо лезли мысли о прошлом. Вспоминался небольшой белорусский городок Лепель, военное училище. первый бой с фашистами. Он. Молодой курсант, командовал взводом противотанковых пушек. Шесть фашистских танков подбили в том бою его орудия, немало уничтожили немцев. «Теперь нужно доползти, нужно пробраться через вражеские цепи». Он приподнялся на локтях, чтобы ползти дальше и замер. Прямо перед ним выросла фигура немецкого автоматчика. Враг был широкоплеч, высок. Он тоже никак не ждал встречи с советским лейтенантом.

Александр вскинул «парабеллум». Целился медленно, как на занятиях. Сухой треск пистолетного выстрела опередил фашиста, и тот свалился с простреленным черепом.

Минометные расчеты работали напряженно даже тогда, когда прервалась связь с командиром. Только в глазах бойцов тревожный вопрос: «Неужели?» Но они продолжали стрелять по видимым целям. Только среди горячки боя нет нет, да и кольнет: «Что с командиром?»

И вдруг командир появился. Смертельно усталый, но живой. Его появление подбодрило бойцов. В этом бою минометчики лейтенанта Шкуркова подбили пять немецких танков и уничтожили около двухсот солдат противника. Стрелковые подразделения под прикрытием минометного огня бросились в атаку, смяли немцев и отбили две деревни…

Во многих боях пришлось участвовать Александру Васильевичу Шкуркову. В жестоких боях, громя фашистов, он рос как командир. Действовал он и в тылу врага, сам ходил в разведку, сам стрелял из миномета. И не было таких операций, которые не оканчивались бы победой. Его подразделение почти не имело потерь, потому что умелый командир при любых обстоятельствах умел сохранить и людей, и технику».

(«Ленинец» 1967 год.)

Наверх