Погода
Калуга 6°C
Прогноз погоды представлен сайтом Gismeteo.ru

МБУ "Барятинская редакция газеты"Сельские зори"

249650 Калужская обл, с. Барятино, ул. Советская д1

Телефон

8(48454)2-31-95

8(48454)2-35-74

Эл. почта selskiezori61@mail.ru

Версия для слабовидящих

К 76-летию освобождения района от немец-ко-фашистских захватчиков Наша 146-я стрелковая

18 августа 2019 г.

В ряды Красной Армии я был призван 16 октября 1941 года. На улицах и площадях Москвы в те дни спешно со­оружались укрепления - враг стоял у стен столицы.

На сборном пункте, в здании одной из московских школ, нас обмундировали в зимнюю форму. Ждали отправки на фронт. Но сначала часть направили в город Ногинск, что по Горьковской дороге. Потом были Владимир, Муром, Арзамас, Йошкар-Ола и, наконец, Казань. В учебной школе 512-го стрелкового полка 146-й стрелковой дивизии 5 декабря 1941 года я принял присягу.

Полк начал формироваться до полного состава. Пополнение в основном было из местных жителей, татар по национальности. Однако в дивизии было и немало русских, в основном из Москвы, Казани и Горького.

В последние дни февраля нам выдали красноармейские книжки, винтовки, а чуть позже - и патроны. Потом - погрузка в эшелоны. Мы рассчитывали, что часть будет задействована в обороне Тулы, однако нас разгрузили в Веневе и разместили в окрестных деревнях. Вновь занятия на лыжах, боевая подготовка.

В последних числах марта - еще одна погрузка в вагоны. Теперь была Москва. Здесь мне прямо на станции посчастливилось увидеться с родителями. Расспросил о брате, о своих товарищах. Все они были на фронте. Почти час мы были вместе, а потом дали команду: «По вагонам!»

К ночи эшелон двинулся в сторону фронта. От товарищей по вагону услышал, что миновали Сухиничи. Потом была остановка где-то между станциями, разгрузка и еще два дня пешего хода по лесам и деревням, набитым войсками. Нашу полковую школу распределили по подразделениям 512-го стрелкового полка.

Мы даже не успели познакомиться, как следует, со старо­служащими, когда была дана команда на построение. Затем полк выдвинулся к переднему краю немцев.

Я и сейчас хорошо помню это место. Полк вышел из леса на поле около двух километров в длину. Один батальон перешел поле удачно, а мы оказались на его середине. Сбоку двигалась дивизионная артиллерия на конной тяге, сзади из леса выходил другой батальон.

Вдруг над полем появился самолет. «Наш» - решили мы. Но через десять минут появились «мессеры» и начали расстреливать нас фугасами и даже из пулеметов метров со 100-150. Бегущим к лесу солдатам тоже спастись не удалось. И так продолжалось целый день с небольшими интервалами.

Словом, нашего полка почти не стало. Оставшиеся бойцы собрались на окраине сожженной деревни Фомино-1. Тран­шей не было. Еще мерзлая земля не поддавалась. Мы соорудили себе шалаши, а в погребах разбитых домов разместили раненых.

Это было 8-10 апреля 1942 года. Непролазная грязь. Снаряды, патроны, продовольствие в небольшом количестве приходилось носить на себе за добрый десяток километров. В ход пошла прошлогодняя картошка, которую мы выкапывали и пекли из нее лепешки.

Потом в деревню пришли танкетки и один танк для уси­ления атаки. К тому времени лощина между Фомино-1 и Фомино-2 наполнилась водой, потому относительно сухими оказались лишь те, кому удалось форсировать ее, сидя на броне. Но атака оказалась бесполезной. Потеряв одну танкетку и часть живой силы, мы вернулись на старые позиции.

После этого еще трижды предпринимались попытки на­ступления, но из-за встречного огня противника, а больше из-за постоянной бомбардировки наших позиций, атаки успеха не имели.

Что можно было сделать в такой обстановке? Со своим со­служивцем, у которого было ПТР, мы договорились стрелять по самолетам. При очередном заходе кому-то удалось под­бить один из них. Самолет загорелся и взорвался за линией фронта.

Так продолжалось до конца апреля. Если что можно было сделать, так только ночью. Днем же самолеты противника буквально головы нам не давали поднять.

Потом батальон получил приказ отойти в тыл, примерно на 5-7 километров от переднего края. Там нас накормили, довооружили. Другие батальоны продолжали наступление на Зайцеву Гору.

Через несколько дней я получил назначение в особый учебный батальон помощником командира взвода. До 2 августа 1942 года мы располагались примерно в десяти кило­метрах от Мосальска. Деревня, помню, шла вдоль глубокого оврага.

Дивизии очень был нужен младший командирский состав. Потому нас готовили ускоренным курсом. При распре­делении я попал в комендантскую роту, охранял штаб диви­зии до 12 октября 1942 года. Летом были офицерские курсы Западного фронта, по окончании которых, я получил на­значение командовать пулеметным взводом в 681-й стрелковый полк 31-й армии.

Получив два ранения (одно легкое, а второе тяжелое), в 1944 году я был демобилизован.

Воспоминания А. МЕРЕНОВА,

ветерана 146-й стрелковой дивизии.

(по материалам музея «Зайцева Гора»).