Их подвиг на вечно в памяти

20 февраля 2020 г.

Среди снежной равнины раскинулось большое русское село Кожино. В селе – крупный фашистский гарнизон. Стоит декабрь. Метели неистово полосуют вдоль дорог. Фронтовая полоса. Михаил Григорьевич в составе отдельного истребительного лыжного батальона готовится к штурму гарнизона. Командиры дают последние указания. Все ждут сигнала атаки.

Михаил Григорьевич Степанов, недавний учитель, беседует с солдатами своей роты. Задача нелегкая, село расположено на возвышенности, а вокруг снега, снега.

Но вот атака. Прошло несколько минут артподготовки, и на смену «богу» войны в атаку бросились лыжники.

Михаил Григорьевич идет размашистым шагом, держа в руках автомат. Вот и околица. Ожили вражеские доты. Лыжники залегли. Немцы, придя в себя, обрушили шквал огня. Атака могла захлебнуться, пролежи бойцы ещё три-пять минут.

Бойцы снова поднялись. Михаил Григорьевич, поливая огнем из автомата, стремительно перемахнул через траншею и, прижимаясь к обугленному плетню, продолжал стрелять.

Вдруг командир роты, прижав к груди забрызганные кровью ладони, упал. Михаил Григорьевич, старший после командира по званию, принимает решение принять командование боем на себя.

- Рота, - кричит он простуженным голосом, - вперед! В этот миг обожгло тело, и он увидел, как сквозь прорванную шинель на серый от пепла снег упали алые капли.

Чтобы не упасть, Михаил Григорьевич, облокотился на чудом уцелевшую от огня жердь и выпустил полный диск по шинелям фашистов.

Не ушел он с поля боя, остался в строю. Его лыжный батальон в составе армии за пять дней наступления вырвался далеко вперед от тыловых подразделений.

Вскоре на пути перед лыжниками встал новый «твердый орешек» - крупный населенный пункт, напичканный войсками СС и механизированными колоннами.

Накануне этого боя в подразделении состоялось партийное собрание. Шел прием в партию. Своей очереди ожидал и Михаил Григорьевич. Он успел лишь подойти к наспех сколоченному столу, как роту подняли по тревоге.

Бойцы разбегались по траншеям, а комиссар сказал: «Степанов, по создавшейся ситуации Вы имеете право называть себя коммунистом. Мы все давно и хорошо Вас знаем, а сейчас в бой!»

И Михаил Григорьевич, еще не оправившись от ранения, бежит вместе с друзьями навстречу свинцовой вьюге. Теперь он коммунист.

В этом бою Степанова тяжело ранило в левую голень. Почти без памяти, с большой потерей крови его доставили в госпиталь. Медленно тянулись дни выздоровления. Ослабленный организм с трудом набирал силы. В минуты, когда боль отступала, Михаил Григорьевич перечитывал томик Н.Островского «Как закалялась сталь». А вскоре он узнал, что награжден орденом Красной Звезды.

Войну Михаил Григорьевич закончил в Германии в составе войск Первого Белорусского фронта. Вернувшись, поступил в МГУ и после его окончания всего себя отдал делу воспитания молодого поколения.

(«Ленинец» 1969 год).

Отважный разведчик

Еще вчера Василий вместе со сверстниками играл в лапту, а сегодня мирная жизнь окончилась. Задумавшись, не заметил, как подошел отец.- Крепись, сынок. На тебя теперь вся надежда. Помогай матери по хозяйству.

Не прошло и нескольких недель, как Иван Юдкин прислал первое письмо с фронта. В глубине души сын завидовал отцу, хотя тот и писал о временных неудачах. Однако он подбадривал и семью и земляков: «Ничего, пройдет немного времени и фашистские сволочи почувствуют силу ударов Красной Армии».

Не дошел Иван Юдкин до Берлина. На военных дорогах, в боях с оккупантами он был ранен и вернулся домой.

Но его место в строю занял сын. Осенью сорок третьего Василию едва исполнилось семнадцать, его призвали в армию. Сильный и расторопный, смелый и находчивый, он стремился быстрее попасть на фронт, чтобы с оружием в руках мстить врагам.

Василий попал в отдельную разведроту. Вместе с товарищами учился маскироваться, ходить в ночные поиски, метко стрелять, побеждать в рукопашной схватке. И это ему вскоре пригодилось.

В сентябре сорок четвертого Василий в составе своей роты был уже на Висле. Однажды он шел с двумя разведчиками в головном дозоре. Вдруг до его слуха донеслось легкое покашливание и шорох. Василий замер за кустом, а когда осторожно выглянул, заметил в молодой посадке десятка два фашистов. Внезапный огонь из автоматов и пущенные в ход гранаты ошеломили гитлеровцев. Восемь фашистов были убиты, остальные подняли руки.

- Молодцы, разведчики, - пожимая руку Василию, говорил генерал. А через несколько дней он прикрепил на груди разведчика орден Красной Звезды…

Советская армия, ломая оборону гитлеровцев, продвигалась вперед. 30 апреля 1945 года разведчики старшего лейтенанта Алексея Струкова вышли на канал Одер – Шпрее. Им был виден купол рейхстага.

На перекрестке двух улиц фашисты сильно укрепились и мешали продвижению стрелковых частей.

- Выгнать врага из углового здания, - такую задачу получили десять смельчаков из разведроты.

Старший лейтенант Струков повел разведчиков в обход, и вскоре они зашли в тыл немцам и заняли подвал одного из зданий. В этом здании находилось около двухсот гитлеровцев. Они заметили разведчиков и начали штурмовать подвал. Однако, неся потери, всякий раз отступали. Всю ночь не прекращался бой. А утром на русском языке немцы стали кричать:

- Рус, стафайся, водой затопим.

В ответ строчили автоматы и летели гранаты. Немцы начали затапливать подвал водой. Но её оказалось немного, видимо водопровод где-то был уже поврежден. Тогда они решили выкурить разведчиков газами. Прикрывая рот и нос, смоченными в воде и спирту тряпками, смельчаки продолжали отбиваться. Около обеда геройски погиб Илья Воронцов, а к вечеру вражеской пулей был сражен командир роты старший лейтенант Алеша Струков. Он не успел бросить гранату, и она взорвалась в руке.

К вечеру 1 мая восемь разведчиков продолжали вести бой. Немцы несколько раз предпринимали попытки ворваться в подвал, но бойцы стояли насмерть.

Ничего не добившись, противник прекратил штурм и отступил. Разведчики заняли первый этаж дома, а утром 2 мая весь дом был очищен от фашистов

На груди Василия Юдкина засиял новый орден - Отечественной войны II степени.

Давно отгремели пушки, но Василий Юдкин продолжал оставаться в строю. Только в пятидесятом году он вернулся в родную деревню Плота Конецпольского сельского совета.

(«Ленинец» 1966 год).

Они защищали Родину

Свой вклад в победу над немецко-фашистскими захватчиками внесли и жители Конецпольского сельсовета Петр Михайлович Никулин и Илья Фомич Бессарабов.

Танкист Петр Никулин принял боевое крещение в боях за столицу. Свидетельство тому – медаль «За оборону Москвы». Довелось ветерану летом 1942 года сражаться на Северном Кавказе, защищать от врага нефтяные месторождения.

Памятны были Никулину ожесточенные бои за Кенигсберг. Немцы превратили город в могучую укрепленную цитадель. Но упорное сопротивление врага было сломлено. Москва салютовала героям, а в штабах воинских соединений готовились наградные списки на солдат и офицеров, отличившихся при штурме. Так у младшего сержанта П.М. Никулина в июне 1945 года появилась медаль «За взятие Кенигсберга».

Наш земляк участвовал и в боях на берлинском направлении, и уже в мирные дни получил медаль «За взятие Берлина».

Закончилась война для сержанта Петра Никулина в Манчжурии. Надолго запомнился ему марш-бросок подразделений танкистов и пехотинцев через Хинганский хребет. За участие в этих боях ветеран получил медаль «За победу над Японией».

12 декабря 1987 года закончился жизненный путь ветерана войны.

Илья Фомич Бессарабов сражался с врагом на северных рубежах нашей страны. Глубокие снега, крепкие морозы, финские снайперы-«кукушки» - вот далеко не полный перечень трудностей, которые испытывали наши бойцы и командиры. Свою первую награду – медаль «За отвагу», И.Ф. Бессарабов получил за добытого им «языка», давшего потом ценные сведения.

С осени сорок первого до лета сорок четвертого Илья Фомич участвовал в оборонительных боях здесь же, на Севере.

Только в июле 1945 года Илья Фомич переступил порог родного дома. А через несколько дней он уже работал в колхозной строительной бригаде.

Учащиеся приглашали ветерана на пионерские сборы и комсомольские собрания. Выступая на них, Бессарабов всегда больше рассказывал о своих боевых товарищах. О себе говорил очень мало и потому немногие в сельсовете знали, что Илья Фомич являлся кавалером орденов Красной Звезды и Славы iii степени, а как участник боев на Севере был награжден медалью «За оборону Советского Заполярья».

(«Сельские зори» 2003 год.)

Наверх